Горная болезнь

Он первым взошел на Эверест в одиночку. Первым покорил все 14 восьмитысячников планеты. Первым обошел семь самых высоких точек семи частей света. Итальянский альпинист Райнхольд Месснер всегда и везде оказывался на несколько шагов впереди

Он не гнался за наградами, а просто делал то, что любит. Этим, по словам Месснера, и объясняется его постоянное преимущество. В сентябре альпинисту исполнилось 70 лет. Он с семьей живет в Южном Тироле и уже не покоряет вершин. Но жизнь Месснера и сегодня связана с горами. Об этом он рассказал в интервью «Вокруг света».

ЭГОИЗМ РИСКА: жить — значит идти навстречу смерти

После восхождения на гору Лхоцзе, ваш последний восьмитысячник, вы сказали: «Я доволен, но не горжусь собой». Неужели такой альпинистский «послужной» список не повод для гордости?

Для тех, кто горы покорял, наверное, это было бы поводом для гордости. Я же вершины не покорял, я на них восходил. Я одним из первых положил конец этому «героическому» альпинизму, зародившемуся в 30-х годах прошлого века. В целях пропаганды в СССР, Германии и Италии горы изображались врагами, а альпинисты, сумевшие подняться на вершину, — героями. Меня пытались приобщить к этому движению. Но я не залезал на восьмитысячники во славу своей страны, я делал это для себя. Не брал с собой флаг Италии или Южного Тироля. Мой носовой платок был моим флагом. И когда я достал его из кармана и помахал у всех перед носом, националисты окрысились на меня. Вот этим я могу гордиться.

ГЕРОЙ Райнхольд Месснер

Родился 17 сентября 1944 года в Брессаноне (Южный Тироль, Италия). Окончил математическую школу в Больцано и архитектурный факультет университета в Падуе. Взошел на Эверест без кислорода; покорил все 14 восьмитысячников мира; пешком пересек Антарктиду, Гренландию (вдоль), Арктику (из России в Канаду), пустыни Гоби, Сахара и Такла-Макан; достиг Южного полюса. Написал более 60 книг о восхождениях. Пять лет был членом Европарламента от партии зеленых. Открыл шесть музеев, посвященных альпинизму.

Нравилось идти против системы?

Не в этом дело. Есть люди, которые просто стремятся поступить вопреки ожиданиям окружающих. У меня же противостояние правилам или, если хотите, системе было результатом. Во мне с детства бурлило много идей, но люди всегда пытались меня остановить, притормозить: «У тебя не выйдет», «Ты не должен так поступать»… Когда в 1969 году я приехал в Альпы, чтобы в одиночку взойти на Северную стену Друат, альпинисты назвали меня сумасшедшим: отвесная стена высотой 1000 метров со множеством трещин и постоянными лавинами считалась путем смертников. Подняться по этому маршруту удалось лишь двум группам: первой — за шесть дней, второй — за два. Я же собирался покорить стену меньше чем за сутки. Я постоянно слышал, как люди обсуждают мой поступок, казавшийся им безумием. И этот шепот за спиной заставлял меня двигаться. Я поднялся за 12 часов. Доказал: если кто-то из старой гвардии альпинистов не смог чего-то сделать, это не значит, что такое невозможно. Внешнее сопротивление сделало меня тем, кто я есть. Мне хотелось отодвинуть границу невозможного: преодолев одну высоту, оказаться перед следующей, чтобы подняться и на нее. Делать то, что нравится, и так, как нравится.

Снаряжение, необходимое для восхождений

Эгоцентричный подход…

Каждое сложное восхождение смертельно опасно. И да, в этом смысле альпинизм можно назвать занятием глубоко эгоцентричным: ты отвечаешь за себя, за свою жизнь сам. Но я всегда чувствовал ответственность и перед теми, кто мне дорог. Никто не рискует жизнью легкомысленно. Когда мы принимаем решение сделать шаг навстречу опасности, наша цель — не умереть, а как раз наоборот. Да, альпинисты гибнут. Но и обычные отцы семейств лишаются жизни, в авариях например, да и по сотне других причин. Но идя навстречу опасности, ты контролируешь свою жизнь. То есть понимаешь, что с тобой может случиться что-то нехорошее, и пытаешься этого избежать. Умереть, просто идя на работу, хуже. Ты такого не ожидаешь, а значит, у тебя нет шансов побороться.

АКСИОМА АЛЬПИНИСТА: быть честным с горами

По преданиям, Моисей принес с горы Синай 10 заповедей, Мухаммед размышлял на горе Джабаль ан-Нур и получил откровения Аллаха. Что-то интересное происходит с человеком наверху.

Люди, полагающие, что горные вершины ближе к Богу, ошибаются. Но что-то мистическое в горах происходит. Там, наверху, в сознании появляется полная картина мира, начинаешь видеть себя намного лучше. Все мои восхождения — поэтапное познание себя. Горы больше нас всех. Есть суть горы и суть человека. И когда они встречаются, в горе не меняется ничего, а в человеке — меняется. Но чтобы это произошло, с горами нужно быть честным.

Честным? Это как?

Райнхольд Месснер — сторонник «честного альпинизма»: подниматься в горы без кислорода и носильщиков, штурмом, а не осадой

«Честные» альпинисты тоже «платят»… На восьмитысячнике Нангапарбат в 1970 году вы потеряли брата Гюнтера, сами остались без шести пальцев на ногах… После такого многие навсегда забыли бы о восхождениях…

Мне тяжело говорить о Гюнтере. Мы были с ним больше чем просто братья: с детства вместе поднимались в горы, они стали нашим убежищем от семейных забот. Там был другой мир, доступный только Гюнтеру и мне. Когда он погиб, я долго не мог прийти в себя. Но смерть брата заставила меня осуществить то, чего он хотел бы: посвятить жизнь альпинизму.

Сентябрь 1980 года. Месснер после восхождения на Эверест без кислорода Весной 1970 года Райнхольд и его младший брат Гюнтер вошли в состав международной гималайской экспедиции, организованной Карлом Херлигкоффером, целью которой был подъем на Нангапарбат по Южной (Рупальской) стене. После длительного пережидания непогоды Месснер предложил совершить попытку покорить вершину. Райнхольд и Гюнтер поднялись на высоту 3750 метров к началу желоба Меркля. Там они должны были ждать сигнала. Условились: если погода будет хорошей, участники экспедиции сообщат об этом Райнхольду синей ракетой, и братья выйдут на обработку желоба Меркля, а затем к ним присоединится вся команда. Если погоду обещают плохую, сигналом будет красная ракета, и Райнхольд взойдет на вершину один в быстром темпе. На 27 июня прогноз был великолепным. Но ракеты перепутали: вместо синей дали красную. Райнхольд в 3 часа утра вышел наверх один, без веревки. Через некоторое время Гюнтер, видя, что погода хорошая, последовал за братом, тоже без снаряжения. В 5 часов вечера братья обнялись на вершине. На спуске у Гюнтера началась горная болезнь, пришлось ночевать на перемычке Меркля без палатки, еды и питья. Утром братья не решились спускаться без веревки по стене Рупала и ушли в сторону. В конце спуска Гюнтер погиб в ледовом обвале. Недоброжелатели возложили на Месснера ответственность за гибель брата. Сам альпинист постоянно возвращался на Нангапарбат и открыл здесь школу для местных жителей. Останки Гюнтера были обнаружены в 2005 году. Месснер с семьей приезжает сюда ежегодно в день гибели брата.





  •